на главную

«Зайцев является ярым церковником». 8/21 мая – память св. мученика Никифора (1942)

Мученик Никифор родился 23 марта 1884 года в крестьянской семье Петра и Марфы Зайцевых. Проживали они в Рузском уезде Московской губернии. Сын Никифор с детства тянулся к просвещению, окончил сельскую школу, был человеком весьма начитанным. Будучи трудолюбивым, он имел и крепкое хозяйство, что позднее, при советской власти, навлекло на него многие беды. Во время Первой мировой войны его призвали в армию, но, как человек уже 30-летний, из запасных, он был послан служить в обозе.

Вернувшись домой, он снова занялся крестьянским хозяйством. Верующий человек и постоянный прихожанин храма, он состоял членом церковной двадцатки и пел на клиросе, был неизменным участником крестных ходов и молебнов, призывал и односельчан прилежно молиться Богу и ходить в церковь, не обращая внимания на гонения от новых властей.

Люди, знавшие Никифора Петровича, говорили, что он был человеком глубоко церковным и безупречной нравственности, противником пьянства и безотказным помощником. Во время массовой коллективизации он, хотя и был не согласен с тем, как она проводилась, все же вступил в колхоз. Он привык в своем хозяйстве к размеренной работе, рассчитанной на длинный крестьянский день, и был не согласен с требованиями чрезвычайщины, когда многое делается быстро и напоказ.

Бывало, председатель колхоза начнет его подгонять: «Надо быстрей работать!» И даже покажет, как быстрей жать, но Никифор Петрович, как человек многоопытный и уже немолодой, степенно ответит: «Ты сейчас только поработал, а мне целый день работать, и я так не смогу». В колхозе он никогда не начинал работать, не помолившись, что, естественно, не нравилось партийному начальству.

В 1937 году Церковь накрыла новая волна гонений. Стали уничтожать крепких крестьян, при этом использовали любой повод для их ареста. Никифор Петрович был человеком верующим – и этого вполне было достаточно для ареста. 23 сентября 1937 года он был арестован и заключен в тюрьму в Волоколамске. В качестве свидетелей были допрошены один из колхозников, председатель и секретарь сельсовета. Они показали, что Никифор Петрович, заговаривая о расстреле Тухачевского и других военачальников, говорил: «Смотрите, какое время – брат брата расстреливает».

«Зайцев ярый религиозник, все время хлопочет о ремонте церкви. Во время праздника Пасхи уговаривал колхозников устроить шествие с иконами, говоря им, что якобы новая Конституция разрешает делать это. При обсуждении вопроса об антирелигиозной пропаганде он заявил: «Святое Писание – это истинная правда, а все остальное – антихристово вранье». «Зайцев поет на клиросе в церкви».

«В своем доме устроил целый иконостас и каждый вечер устраивает песнопение перед иконами, причем поет настолько громко, что его слышит вся улица. На колхозной работе показал себя лодырем, редко выходит на работу, а когда выходит, так больше молитвы поет».

«Зайцев является ярым церковником и первым ходатаем по церковным делам. Колхозникам говорит, что нужно верить только Евангелию, а все, мол, остальное, в том числе и колхозы, – это "антихристовы дела”. На госзаймы никогда не подписывается, заявляя, что он против помощи антихристу. Государственные поставки он называет грабиловкой».

Следователь, вызвав его на допрос, заявил:
– Следствие располагает данными, что вы имеете тесную связь со служителем религиозного культа, который часто посещает ваш дом; при встречах с ним ведете разговоры на политические темы. Дайте показания по этому вопросу.

– Да, действительно, священник посещает мой дом – приходит в религиозные праздники с молебном, после молебна я устраивал для него чай. Вел я со священником разговоры, как обстоит дело у нас с уборкой урожая. Разговоров на политические темы я с ним никогда не вел.

– Следствию известно, что среди односельчан вы занимаетесь контрреволюционной и антисоветской агитацией.
– Контрреволюционной и антисоветской агитацией я никогда не занимался.

– В июне 1937 года при проработке постановления правительства «О льготах колхозникам по зернопоставкам» вы выступили среди колхозников с гнусной клеветой на партию и правительство и утверждали, что это постановление является обманом колхозников. Дайте показания по этому вопросу.

– Таких слов я не говорил. Это про меня так сказали, потому что сейчас в Советском Союзе большинство людей – клеветники, они клевещут из-за пустяков. По моим убеждениям, такое зло развелось потому, что не стало христианской веры, молодежь не воспитывается в духе христианского учения.

– Следствие располагает данными, что вы выступаете против колхозов и называете их «антихристовым предприятием». Дайте показания по этому вопросу.
– Колхозы – вещь хорошая, но народ не подготовлен к общественной работе, и потому в колхозах нет согласованности в работе. Я еще в период коллективизации предлагал не торопиться с созданием колхозов, а сперва создать показательные колхозы, чтобы люди убедились в их преимуществах, и потом уже строить колхозы в массовом порядке.

– Следствие располагает данными, что вы выступаете против государственных поставок, называя их грабиловкой. Дайте показания по этому вопросу.
– Нет, я против государственных поставок не выступал.

– Следствию известно, что вы ходатайствовали о разрешении священнику хождения с иконами по домам граждан в дни религиозного праздника Пасхи и подговаривали на это колхозников. Дайте показания по этому вопросу.
– Мне священник объяснил, что сейчас в Конституции сказано, что мы имеем право устраивать шествие с иконами без всяких разрешений местной власти... Священник ходил по деревне с Евангелием и крестом. Священник мне показал книгу и говорит: «Вот я на всякий случай в кармане ношу Конституцию, чтобы при придирках сельсовета показать им ту графу, в которой разрешается совершать эти обряды».

– Кто еще, кроме вас, придерживается ваших взглядов в вашем селе?
– Моих взглядов придерживается моя жена Мария Игнатьевна. У меня дома часто бывает священник, и мы с ним ведем разговоры на религиозные темы. Я сам состоял членом церковного совета и пел на клиросе.
– На какие темы вы вели разговоры со священником?
– Мы разговоры вели только на религиозные темы.
+++
На этом следствие было закончено, и Никифора Петровича перевели в Таганскую тюрьму в Москве. 11 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила его к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Он был отправлен на строительство Беломорско-Балтийского канала на станцию Медвежьегорск. В июле 1941 года, в связи с началом войны, работы там стали сворачиваться, и его отправили на новое место – в Каргопольлаг Архангельской области. Там он и скончался 21 мая 1942 года. Был погребен в безвестной могиле.

Источник: Игумен Дамаскин (Орловский). «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Май».
Тверь. 2007. С. 52-56




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


 

 

 

 

 

 

© 2005-2015 "Дух христианина" газета |