Разгром "куар-кодеров" на круглом столе в Санкт-Петербурге

на главную

Разгром QR-кодеров на круглом столе в Санкт-Петербурге

13 января в офисе Уполномоченной по правам человека в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой было жарко. Там проходило публичное обсуждение поправок к проекту федерального законопроекта о QR-кодах. Она провела круглый стол на тему «Ограничение прав человека в целях предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции на территории РФ. Соразмерность ограничений конституционно значимым целям». В итоге документ решено было отложить, и этой промежуточной победе света над тьмой способствовали выступления народных экспертов и правозащитников Александра Редько, Анны Швабауэр, Дениса Шульги.
Агапитова с командой питерских депутатов и медчиновников по полной сели в лужу, не сумев ответить ни на один простой и логичный опрос по оправданности «куриных кодов» и пользе ковид-вакцинации. Самые яркие высказывания и конфузы круглого стола – в материале «Катюши». Начали лоббисты QR-сегрегации бодро – с выступления главного внештатного специалиста-эпидемиолога комздрава Марии Дарьиной. Она расписывала дикий правительственный ПФЗ в совершенно позитивном ключе. Дескать, срочно нужен коллективный иммунитет, все ради нашего же блага.

А потом начались вопросы и комментарии. Доктор медицинских наук Александр Редько поинтересовался: «Только что здесь было сказано о том, что ковидом могут заболеть как вакцинированные, так не вакцинированные. И имеющие медотвод получат коды, т.е. будут созданы условия для распространения болезни в местах, куда можно будет прийти только с кодом?»
Дарьина ответила: «У нас на десять носителей один восприимчивый организм, у нас не будет роста заболеваемости».
Редько: «Кто вам это сказал, где это опубликовано? Где научные статьи на эту тему? Комиссия Минздрава по эффективности вакцинации будет собираться только после 4-й фазы клинических испытаний, в 2024 году».
Дарьина: «Ну, эпидемиология ковида на сегодня мало изучена…»

Внештатный специалист явно оказалась в неприятной ситуации, и тут в атаку перешел врач-иммунолог Владимир Лалетин из «Ассоциации независимых врачей»: «Есть публикации о ковиде, в которых говорится, что вакцинация не предотвращает развития симптомов заболевания. Почему вы говорите о том, что надо привить 95%, на чем основано ваше заявление? Можно зайти на сайт pubmed и прочитать эти исследования – об этом пишут канадские, австралийские, американские и израильские ученые. Представления иммунологии о коронавирусах за последнее время сильно изменились, и сейчас надо приводить стандарты в соответствие с современными знаниями. Ведь есть факты, а если эти факты не меняют ваши убеждения, это означает, что вы находитесь не в науке. Вы мне сейчас будете говорить дальше про 95%, но мы с вами можем открыть научные журналы, где четко написано – вакцинация не предотвращает заболевание ковидом».

Дарьина: «Тогда у меня такой вопрос – а чем отличается ковид от гриппа? Чем отличается ковид от ОРВИ? Ничем. Поэтому мы прогнозируем картину с учетом многолетнего труда серьезных ученых…»Лалетин: «Тогда к чему эти особые меры? Если грипп и ковид – это одно и то же, как вы только что сказали…»
Дарьина: «Ну вы сейчас немного передергиваете…»
Лалетин: «Так это же ваши собственные слова были!»
Дарьина: … (красноречивое молчание)

Торжество здравого смысла продолжилось, когда вопросы медчиновнице начала задавать врач Лилия Умарова, представитель «Независимой ассоциации врачей»: «Вы инструкции изучали к тем вакцинам, которые сегодня применяются в России? Вы инструкции производственного характера изучали?»
Дарьина: «Нет…»
Умарова: «А мы изучали. Это не наше личное мнение, это инструкция. Там везде указано: защитный титр антител в настоящее время неизвестен, продолжительность защиты неизвестна, клинические исследования по изучению эпидемиологической эффективности не проводились. Это касается Гам-Ковид-Вак, Гам-Ковид-Вак Л, Эпиваккороны, Ковивака. Вы сейчас в своем докладе убежденно говорили о том, что вакцинация – это супер, что она защищает людей, улучшает эпидемиологическую обстановку и т.д. На чем же ваше мнение основано? Я вам зачитала только что характеристики вакцин из официальных источников».
Дарьина: «Я уже говорила про эффективность вакцинации в Санкт-Петербурге. Риск заболеть в 25 раз ниже среди вакцинированных по сравнению с невакцинированными. Данные федерального регистра больных сопоставляются пофамильно с данными федерального регистра вакцинированных. Да, после вакцинации люди болеют, но соотношение в 1000 раз меньше, чем среди невакцинированных».

Тут корабль фантазий медчиновницы получил уже третью пробоину – и снова от коллеги-врачи. На сей раз от члена «НАВ» Владимира Лалетина: «То есть вы предлагаете просто верить вам на слово?»Дарьина: «Мы готовы предоставить вам статью, которая в стадии написания сейчас».
Умарова: «Но я вам назвала сейчас данные по вакцинам от производителя. Вы лично сейчас убеждены в данных, которые сами огласили?»
Дарьина (снова попыталась выкрутиться): «Да, защитный титр антител от ковида на сегодня не известен. Это не значит, что их вообще нет. Ковид – заболевание новое».

Затем слово взял правозащитник, координатор общественного проекта «За правду о результатах эксперимента» Денис Шульга, к которому лично обратились с доверенностью десятки пострадавших и потерявших своих родственников после экспериментальных уколов: «Надо говорить не о вакцинации, а о так называемой «вакцинации от COVID-19», потому что в юридическом и медицинском смысле никакой вакцинации от ковида не существует. Согласно буквальному толкованию терминов «вакцина» и «профилактическая прививка», определенных в ФЗ «Об иммунопрофилактике», вакциной может называться только эффективный и безопасный иммунобиологический препарат, создающий специфическую невосприимчивость к инфекционному заболеванию. Безопасность и эффективность иммунобиологических препаратов устанавливается только в ходе клинических исследований, после прохождения всех необходимых экспертиз. Они могут быть как установлены, так и не установлены. По факту же в нашей стране поспешно зарегистрировали биотехнологические препараты, которые проходят 3-4-ю фазу исследований. По широкому научному опыту, срок исследований вакцин до запуска в массовое применение составляет от 5 до 15 лет.

Однако согласно Постановлению Правительства 441 от апреля 2020 г., в массовое применение были выпущены неизученные препараты, людей заставляют прививаться репрессивно-административными методами. Таким образом, тут имеет место служебный подлог – внесение должностным лицом заведомо ложных сведений в документы, а именно – словосочетания «экспериментальный биотехнологический препарат» на слово «вакцина» и «профилактические прививки».

Прямое принуждение людей к участию в мед. эксперименте продолжается. Есть положения международных правовых актов, в том числе – Нюрнбергского кодекса, о недопустимости нарушения прав человека в вопросе добровольности использования тех или иных препаратов. Таким образом, нарушившие права граждан и законы могут привлекаться по большому количеству статей УК РФ – они создали прямую угрозу здоровью и жизни граждан, которых принуждают к вакцинации.

Также хотелось бы напомнить участникам этого пандемического цирка о существовании таких статей, как госизмена и геноцид, предусматривающие максимальные сроки наказания. С июня прошлого года мы с коллегами получаем сообщения от врачей и пациентов «красных зон», сигнализирующих, что там находится от 60 до 80% привитых от ковида.

С июня 2021 г. мы начали собирать сообщения о поствакцинальных осложнениях и летальных исходах и сформировали соответствующую базу. На сегодня мы собрали информацию о более 800 поствакцинальных летальных исходах. Есть еще несколько тысяч сообщений, где мало детальной информации, мы стараемся проработать такие сообщения и связаться с родственниками умерших. Анализ причин смерти показывает, что на первом месте среди побочек от вакцин идет смерть от ковида с соответствующим диагнозом. То есть человек укололся, якобы даже получил антитела, а через некоторое время заболел ковидом и умер.

И таких материалов с мед. документами у меня накопилось очень много – люди обращаются за правовой помощью. Поэтому хочу сказать, что препарат неэффективен – после него и заболевают ковидом, и умирают. Более того, сам препарат не безопасен – есть прямая связь между сделанной прививкой и смертями многих людей от аутоиммунных реакций, сердечно-сосудистых заболеваний.

И никто эти случаи не хочет расследовать – ни Следственный комитет, ни комздрав, ни Роспотребнадзор, ни Росздравнадзор, который в силу своего положения должен вести учет этих случаев. Их никто не хочет рассматривать. Но мы добьемся этого. Рано или поздно они за это ответят», – окатил Шульга холодным душем собравшийся у Агапитовой официоз.

После Шульги «стартовал» его антагонист – председатель комиссии по соцполитике и здравоохранению заксобрания Петербурга Александр Ржаненков: «Я не знаю, откуда данные у Дениса Шульги, но хочу сказать по своему опыту за последние два года – 90% умерших от ковида граждан не были вакцинированы. Я глубоко убежден в необходимости принятия закона о QR-кодах, но с учетом новооткрывающихся обстоятельств. Главное – защитить здоровье людей…»

В общем, вы уже поняли, о чем было остальное «бла-бла-бла». Ни о чем, главное – любым способом протолкнуть «ку-коды». Следом за ним выступили два коллеги депутата по заксобранию, говорившие ровно о том же самом.

Доктору Уваровой нашлось что возразить: «Ни один из трех ораторов (депутатов) не привел какую-либо официальную статистику, не сослался на нормативные акты. А мы все-таки пока в правовом государстве живем. Лечить так просто с потолка ни от чего не будут. Так вот у меня вопрос – на основании чего внедрение QR-кодов относится к противоэпидемическим и медицинским мероприятиям? И известно ли вам, что относится к настоящим противоэпидемическим мероприятиям в очаге инфекционных заболеваний?»

Депутат: «Я вам привел ту статистику, которая через меня проходит на сегодняшний день… Тут все очевидно – и нет ни одного человека, кто бы возражал, что она помогает. Да, есть последствия, но от этого никуда не деться».

То есть депутат тупо признался, что никаких реальных цифр у него нет – все просто как бы с его слов, и мы должны ему беспрекословно доверять.

Денис Шульга задал в лоб депутатам острейший вопрос: «Вы же согласны с тем, что сейчас продолжается эксперимент, и сами разработчики не знают, насколько эффективна эта вакцина? Если вакцинация от ковида – это на сегодня эксперимент, каким образом вы можете принуждать к участию в этом эксперименте людей через QR-коды, через принуждение к вакцинации? Вы Нюрнбергский кодекс читали?»

Ржаненков
совсем оторвался от реальности и заявил, что «ку-коды» не есть принуждение к прививке (!): «Вы прекрасно знаете, что все в соответствии с действующим законодательством. Речи о принуждении нет. Мы стараемся убеждать наших горожан… Но другого пути просто нет. Вы можете критиковать, высказывать свои варианты решений… но что вы конкретно предлагаете?»
Шульга: «Если у меня есть сотни сообщений о гибели людей в Санкт-Петербурге от применения вакцин, почему они не расследуются? Почему не останавливается применение этого небезопасного препарата?»
Ржаненков: «Я знаю, что такие случаи расследуются – и Росздравнадзором, и другими структурами. Когда к нам такая информация попадает, мы все расследуем…»

Далее наступил один из главных конфузов дня – Ржаненкову задала вопрос юрист Анна Швабауэр:«Ведется ли у нас статистика умерших вакцинированных и умерших невакцинированных по разным причинам смерти?»
Ржаненков: «Да, конечно, все анализируется».
Швабауэр: «Где опубликовано, где прочитать?»
Тут Ржаненков сделал уверенный жест рукой в сторону Дарьиной, мол, все есть у комздрава, уточните у них. Дарьина на его жест, приглашающий пояснить, где и что можно прочитать, энергично мотает головой – дескать, нет у нас такой статистики. Ситуация полной беспомощности лоббистов QR-фашизма вызвала аплодисменты со стороны всех их оппонентов, собравшихся в зале.

Представитель Уполномоченного по правам предпринимателей СПб также выступила на стороне «кодировщиков» (а кто бы сомневался!). Она, как и некоторые другие спикеры, пыталась разыграть карту «умеренного соглашательства», переводила дискуссию в плоскость необходимости срочно придумать какие-нибудь поправки в законопроект, чтобы они все сгладили и документ якобы всем понравился.

Целесообразность дискриминации людей по кодам их в принципе не интересовала, они отметали любые попытки поставить вопрос подобным образом. Далее выступила адвокат Ксения Михайлова, которая вроде как покритиковала ПФЗ о QR-кодах, а с другой стороны объединилась с лоббистами куаризации и говорила о необходимости принятия их «новой нормальности», предварительно слегка ее подшлифовав, чтобы раздать коды максимально большому количеству граждан.

Кстати, именно Михайлова ранее подавала иск против постановления губернатора Беглова, ограничивающего непривитых в правах… И суд был проигран. Вот так хитро создаются прецеденты не в пользу граждан, и потом уже почти невозможно защитить свои права в суде.

Далее со своими конкретными цифрами в полемику вклинился профессор Редько:«На каком основании мы приняли этот закон уже в первом чтении? Давайте примем еще какой-нибудь фашистский закон. Мы что, не нарушаем Нюрнбергский кодекс? Если оцифровка на руке, мы это не принимаем, а если в виртуальном пространстве – это нормально? Мы нарушаем права людей. Я 11 лет являюсь председателем антифашистского комитета Санкт-Петербурга. И у меня вопрос – разве это не фашистский закон? Евреев тоже сначала не пускали в кофейни, не давали им сидеть на одной лавочке с «чистыми» в парках, а потом… Вы сами знаете – их начали жечь. Все начинается с малого. Я спрашиваю у начальника больницы – сколько у вас умерших было вакцинировано? Он говорит – 10%. Спрашиваю у патологоанатома, он говорит – 60%. Так вам кто данные дает? Естественно, главврач. За всеми нами же наши дети. Одумайтесь, что вы творите? Мы обсуждаем совершенно негодный документ, в котором даже орфографические ошибки есть. Наше государство подверглось гибридному вмешательству извне, и поддерживается это вмешательство теми, кто не хочет придерживаться национальных интересов. Этот закон урезает права наших граждан, не имея на то никакого основания. Здесь же сами депутаты говорили, что принуждать никого к прививке не имеют права».

А один из последних гвоздей в крышку цифрового QR-гроба забила Анна Швабауэр. Ее пытались перебивать, торопили, но желаемого эффекта «партии ковида» добиться не удалось – выступление Анны получилось мощным и аргументированным: «Надо говорить о том, какие базовые статьи Конституции фактически отменяются для не имеющих QR-коды – это право на труд, право на передвижение, право на высшее образование, право на медпомощь, на доступ в медучреждения, право на личную судебную защиту и обращение в госорганы, право на участие в культурной жизни и доступ к культурным ценностям, право на отказ от обработки персональных данных.

Вот сейчас в Петербурге идет детское первенство по гимнастике – его с ребенком родитель не может посетить – нужен QR-код. Без кода родителей не пускают в школы и детсады к своим детям, не дают купить одежду ребенку. А у нас в Конституции написано, что государство обеспечивает достойную жизнь и свободное развитие человека. О какой достойной жизни и развитии можно говорить, если ребенка нельзя отвести в музей? У нас же материнство и детство под защитой вроде как, а тут все разрушается.

Система QR-кодов переворачивает с ног на голову одно из основных положений Конституции – с ней государство не гарантирует равенство прав и свобод граждан и вводит дискриминацию по признаку наличия/отсутствия QR-кода. В принятой недавно статье 75 Конституции сказано, что необходимо создавать условия для взаимного доверия государства и общества.

О каком взаимном доверии можно говорить, когда государство у нас прямо разжигает социальную рознь?! С точки зрения криминологии законы, разжигающие ненависть в обществе, провоцирующие социальную рознь и несущие очевидное зло, являются преступными. Давайте не допустим принятия этого преступного закона!», – резюмировала эксперт ОУЗС.

Итог многочасового круглого стола – полный провал «команды Агапитовой», которая не смогла ответить ни на один вопрос. Дискуссия в очередной раз показала, что лоббисты «ку-кодов» не способны ни на что, кроме повторения тезиса «без ку-кодов никуда, потому что без них никак», «давайте уже обсуждать детали их принятия» и т.д.

Однако народные эксперты и настоящие правозащитники (не обслуга глобалистов типа Агапитовой) ясно дали понять, что не намерены обсуждать детали цифрового концлагеря, куда нас активно зазывают творцы «пландемии». И этот бой с открытым забралом против QR-фашизма принес успех консервативному большинству русских и других коренных народов России. Предлагаем не терять бдительности и защищать свои права до последнего!

РИА Катюша




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


 

 

 

 

 

 

© 2005-2015 "Дух христианина" газета |