Согласно приказу Минздрава примерно половина онкобольных останется без лечения

на главную

Согласно приказу Минздрава примерно половина онкобольных останется без лечения...

Факт общеизвестный: в последние два года численность населения нашей страны стремительно сокращается. По официальным данным, в 2020 году она снизилась на 500 тыс. человек, в 2021 – на 406 тыс. На самом деле эти цифры гораздо больше. В частности, «Ведомости» сообщают,что число умерших в России с декабря 2020 г. по ноябрь 2021 г. превысило 2,4 млн. человек. В демографическом отношении это наихудший период после 1945 года.

Естественная убыль населения без учета миграции перешагнула отметку в 990 000 человек за последний год. Социологи Алексей Ракша и Александр Синельников подтверждают эти данные и отмечают, что избыточная смертность в декабре 2020 – ноябре 2021 года могла превысить 622 тыс. человек. Ее основными причинами они называют не только коронавирус, но главным образом перегруженность системы здравоохранения, снижение качества медицинской помощи, вымирание старшего поколения и подрыв здоровья остального населения.

В Телеграме А.Ракши приводятся данные о резком сокращении (с 73,3 до 69,9 лет) ожидаемой продолжительности жизни в России по итогам 2021 года. И вот на этом прискорбном фоне с 1 января 2022 года заработали новые правила оказания медпомощи онкобольным. У них отобрали право выбора медучреждений, сократили число специалистов и исключили частные медклиники из общей системы здравоохранения.

Новый приказ позволит сэкономить деньги федерального бюджета, но еще более ухудшит ситуацию в целом ряде регионов России. Как полагают практикующие врачи-онкологи, медпомощь в России будет отброшена на 20 лет назад.

Еще полгода назад медицинское сообщество и благотворительные организации выступали против наступивших изменений. Они даже написали петицию в Минздрав, в которой перечисляли критические ошибки, главная из которых — ликвидация одного из институтов лечения больных раком.

Под письмом подписались директор Института клинической эндокринологии Национального медицинского исследовательского центра эндокринологии Галина Мельниченко, главный онколог ФМБА РФ Анна Кедрова, глава фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова и др. Но федеральный Минздрав никак не отреагировал на поступившие замечания.

Среди подписавших документ были руководители Фонда «Вместе против рака» Б.Камолов и П.Габай. Они и рассказали о надвигающейся катастрофе. Новый порядок фактически сокращает число медицинских организаций, которые могут помогать онкобольным, и, как следствие, уменьшает количество людей, которые смогут получить помощь.

«Раньше было две структуры — онкослужба (диспансеры, специализированные онкобольницы, федеральные институты) и онкопомощь, которая оказывалась многими узкопрофильными ведомствами и многопрофильными клиниками. Последним на такую работу дали право 15-17 лет назад. После нового приказа у них фактически забирают это право и передают всю онкопомощь одной только онкослужбе, — поясняет президент Фонда, исполнительный директор Российского общества онкоурологов Б.Камолов. - 20 лет назад были огромные очереди пациентов.

Со временем в онкопомощи было собрано много профессиональных коллективов. За счет частных вложений было построено много медцентров. Так, 15 лет назад парк лучевой терапии был устаревшим на 97%, сейчас он обновлен. И вот теперь они росчерком пера разрушают ту систему, которая формировалась 20 лет. Порядок нужен, но он должен быть взвешенным, после обсуждения правил со всеми. Минздрав от этого самоустранился.

Скорее всего, здесь стоит вопрос денег, их нет на всех пациентов. Поэтому их решили сконцентрировать в одной онкологической службе». При этом доля онкослужбы — это примерно половина от общей потребности. Теперь поток из половины пациентов онкопомощи «рухнет» на онкослужбу.

Кроме того, новый порядок оказания медицинской помощи подразумевает определенное деление медучреждений на подходящие и неподходящие для онкобольных. Так, тактику лечения устанавливает в обязательном порядке консилиум врачей из медорганизаций, в которых одновременно есть отделения хирургии, противоопухолевой лекарственной терапии и радиотерапии.

Из-за этой формальности, требующей логистических, временных и финансовых затрат, подчеркивают врачи, из системы исключаются многопрофильные и узкоспециализированные клиники. При этом больным людям далеко не всегда требуется присутствие всех трех отделений.

Правила 2022 года ставят в неудобное положение и пациентов с доброкачественными новообразованиями. Когда им не нужны онкоспециалисты всех профилей, они все равно обязаны проходить консилиум.

Кроме того, теперь узкие специалисты (к примеру, эндокринологи и офтальмологи), которые успешно лечат людей в специализированных клиниках, не смогут полноценно оказывать медпомощь. Ограничения на медучреждения теперь накладывают и требования к коечной мощности ряда отделений. Если нет этого, если клиника эффективно помогает пациентам без госпитализации, то она либо оказывается вне системы, либо необоснованно увеличивает количество коек.

Опасно и запланированное появление Центров амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП), которые заменят собой первичное онкологическое отделение, кабинеты онкологов в государственных и частных поликлиниках. Полина Габай отмечает: «Создается воронка для входа пациентов. Меньшее число людей смогут сразу попасть на амбулаторный прием».

Нововведение также искусственно ограничивает конкуренцию, что влияет на качество оказания врачебной помощи. Новая норма о маршрутизации онкопациентов фактически забирает у них право выбора, где лечиться. С этого года региональные министерства здравоохранения обязаны создавать специальные комиссии, которые и будут решать, куда отправить пациента за счет ОМС.

Подписавшие петицию ранее указывали, что есть риск, что региональные минздравы «лишь в исключительных случаях» станут тратить деньги территориальных фондов ОМС на оплату дорогого лечения больных в крупных городах, в большинстве же случаев такого направления больные не получат.

Хуже того, в 83 субъектах России вообще нет специализированных онкобольниц, а онкодиспансеры представлены единично, и далеко не все соответствуют требованиям нового приказа. В Новосибирске, например, «онкологический диспансер — сарай. Все пациенты лечатся в Национальном медицинском исследовательском центре. Это мультипрофильная клиника», сообщает онкоуролог Е.Н.Мешалкина.

У Федерального медико-биологического агентства 160 клиник по стране, у РЖД — много медорганизаций, все они ведомственные. И многие пациенты получали там помощь. Сейчас новый приказ забирает ОМС, в том числе у ведомственных клиник.

Но, может быть, из-за ограничения доступа для ряда клиник и медиков к лечению онкобольных врачи сами перейдут из онкопомощи в онкослужбу? Б.Камолов сомневается: «Разве врачи идиоты? Разве они будут бегать за пациентами? Они будут лечить не онкобольных, будут заниматься бородавками. Да, при этом квалификация их резко упадет.
Я спрашивал коллег-онкоурологов, работающих в мультипрофильных клиниках, какой процент пациентов, которых они оперируют? Это от 40% до 60% онкоурологические. И теперь их не будет. Тем же врачам, которые сейчас работают в онкослужбе и оперируют, условно говоря, 10 человек, будут говорить: надо оперировать 30 пациентов. Но в итоге они физически смогут брать только 15. Оставшиеся будут где-то бегать, сидеть в очередях, прогрессировать в ухудшении состояния и погибать».

По мнению вице-президент Фонда «Вместе против рака» Полины Габай, в перспективе новый порядок приведет к росту смертности среди онкобольных. «С 2019 года запущена федеральная борьба с онкозаболеваниями. Там заложены определенные целевые показатели, но они не будут выполняться. Следствием станет то, что будет социальное напряжение и уменьшение прав и гарантий онкобольных». Б.Камолов добавляет: «Цифры подкрутят и скажут, что мы внедрили новый порядок, и теперь все улучшилось».

По материалам https://ura.news/articles/1036283768




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


 

 

 

 

 

 

© 2005-2015 "Дух христианина" газета |