Электронный вариант газеты «Дух христианина»

По благословению Святейшего Патриарха Сербского Павла, Святейшего Патриарха Грузинского Илии II, Святейшего Патриарха Московского Алексия II

Взгляд на события/История/Рубрики
почта

 

 

Газета выходит два раза в месяц

 

Страница: 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20
 
НЕБО НАД СЕРБИЕЙ

 

В небе над моей страной концентрация зла максимальная

Катарина Костич

 

    Мы продолжаем знакомить читателей с сербскими поэтами, которые были нашими гостями прошедшей зимой.
    Катарина Костич родилась в 1936 году в г. Шабац (Западная Сербия). Окончила Белградский университет по специальности французский язык и литература. С 1969 г. живет в Париже, с 1973 - в Торонто. Член Союза писателей Сербии, автор нескольких стихотворных сборников, член редколлегии крупнейшей сербской патриотической газеты «Збиля». Как журналист неоднократно бывала в России, на Кубе, в различных странах Европы и Латинской Америки, неизменно выступая в поддержку справедливой борьбы народов против американо-израильского неоколониализма. Вместе с Д.Калаичем, М.Войводичем и др. занимала жесткую и последовательную позицию по вопросу о статусе Косова и Метохии, гневно осуждая оккупантов в европейских и американских СМИ.

Катарина Костич и И. Голубничий,
секретарь Союза писателей г.Москвы

      Разговор наш начался с темы о Православии в Сербии.
    Катарина:
    «Во время царствования короля Александра религии в Сербии придавалось большое значение, потому что король был сербом.
    Помню, даже когда я училась в гимназии уже в 1946 г., мы все еще изучали православный предмет „Вера - наука". Во время правления Тито многие люди перестали ходить в церковь, так как партия Тито объявила людям, что религия - это „опиум для народа". В этом смысле в Югославии все обстояло так же, как и в России. Но у нас не было такого страшного уничтожения храмов...
    Раньше я никогда не думала о Боге. Жила себе и жила. Но теперь Православие занимает самое важное место в моей жизни. Начало этому положила одна история. В Канаде я ухаживала за одной больной женщиной-сербкой. Несмотря на свою национальность, она до фанатизма исповедовала протестантизм. А я все пыталась ее вразумить, говорила, что сербы обязаны стоять за Православную веру, единственную истинную веру. Убеждая ее, я приводила в пример принцип Федора Михайловича Достоевского, о том, что.....если б кто мне доказал, что и Христос вне Истины, и действительно было бы, что Истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы остаться со Христом, нежели с Истиной". Когда я ей рассказывала об этом, постепенно крепла и моя собственная вера.
    А когда случилась эта дикая, чудовищная бомбардировка Югославии, и на Косово и Метохию обрушилось страшное горе, я уже больше не расставалась с Богом и не теряла связи со своим народом. В Канаде наша сербская диаспора каждый день устраивали демонстрации против бомбардировок НАТО. И как же омерзительно вел себя тогда Запад! В прессе не было сказано ни слова правды - одна только ложь: будто бы сербы убивали мусульман, а на самом деле все было наоборот. И этому свидетельство - теперешние хроники событий: разгромленные албанцами Православные монастыри и храмы, убитые и изгнанные со своих земель сербы.
    Но главное - сербский дух не был сломлен. Сербы - очень сильный народ! Я верю в единство наших народов - русского и сербского. Мы должны вместе бороться за православное Косово. У нас не существует реальной поддержки кроме России. Недаром и теперь бытует крылатое сравнение: „Русская битва на Куликовом поле сродни нашей битве на Косове"... То, что произошло на Косове, целиком на совести Америки. Если Америка нападет на Иран, я думаю, для нее это будет последняя война. Что касается мусульман, то у них совсем другая культура, другая цивилизация и другие ценности. Я с ними никогда не дружила. Нам, славянам, лучше с ними не связываться. Но когда сербы воюют с албанцами, это совсем другое дело... Ведь албанцы хотят уничтожить сербов и занять наши земли.
    Союз писателей Сербии, как самая активная организация, выступает в поддержку сербов на Косове и Метохии, за их возвращение на свою историческую территорию, на свою родную землю. Мои друзья в Канаде организовали фонд помощи детям, оставшихся без родителей, которые живут на Косове и Метохии. Сейчас в Белграде люди разъединены. Причины - разные. Возможно, главная из них - это желание лучшей, спокойной жизни. Но там, на Косове, другая ситуация, там ощущается настоящий сербский дух... Горе объединяет людей. Особенно это чувствуется, когда живешь на Западе, где человек стремится обособиться, отделиться от других. И мне кажется, это его убивает.
    Я же мечтаю, наконец, оторваться от Запада и вернуться домой. С первой минуты, как только моя нога ступает на сербскую землю, я сразу же забываю Канаду. Вот об этом я пишу в своей новой книге „Кровь", о том, что эмигранты никогда не обретут свой дом на чужбине, и душа будет всегда там, где родился. Моя поэзия не рифмованная, я называю ее документальной, пытаясь рассказать о человеке, который меня очень волнует, о его душевной деформации...
    У каждого народа, при всем многообразии оттенков душевных струн, всегда есть некий стержень, определяющий все стороны его бытия. Русские люди, заново открывшие для себя Сербию и сербов за „перестроечные" годы, сразу почувствовали главную причину сербской стойкости и мужества в борьбе с десятикратно сильнейшим врагом. Сами американцы не раз называли конфликт на Балканах „столкновением Уолл-Стрита с Византией".
    Грандиозные перемены, произошедшие в Восточной Европе, привели к повсеместному слому, разброду и смятению. Но одновременно в горниле разрушений, при тотальном крахе системы, еще недавно казавшейся незыблемой, ясно обозначились контуры истинно вечного. Это вечное действует на поэта ошеломляюще властно, проникновенно и промыслительно...»

Катарина Костич
ВОЙНА И МИР

Местечко под названием Звечан,
немного уцелело сербских домов -
                                всего с десяток.
Более солидные цифры
               фигурируют только тогда,
когда речь заходит о возрасте
                                              жителей:
в убежище стариков
врываются «стражи мира»,
молодые и яростные,
все в камуфляже.
Поднимают хозяев с постели,
Крушат утварь, окна, двери.
Выполняют поставленную задачу
                                             отважно,
по-гангстерски;
не найдя оружия,
расточают угрозы.
Они это могут:
триста насильников -
на девять жалких домишек.
Обыск прошел успешно -
перепуганная старуха отдала
                                    Богу душу.
Спрашивать, естественно,
                                      не с кого.
«Стражи войны» не платят
                                       по счету.
(Из сообщения агентства «ТАНЮГ»
от 29 февраля 2000 г.)


ОСТАВЬТЕ МОЮ ЗЕМЛЮ В ПОКОЕ

Не прикасайтесь к земле моей
нечистыми руками,
не заливайте кровью борозды,
проложенные верой;
не учите меня жатве праведной -
предки мои были мне учителями.

Не казните меня за мою
                        Небесную Сербию,
это небо не расточится вдруг:
я ревниво оберегаю его сияние
над святынями моими -
над Студеницей, Грачаницей,
                                       Дечанами.

Разве можно отвергнуть
                                         предания,
разве можно изменить завету?
О, сколь жалка была бы ты,
                                         история,
если бы в угоду и на потребу
                                        времени
тасовала старое и новое.

Или вы переписать решили
хрестоматии балканские,
завидуя победам нашим?
Ковбойские замашки оставьте
                           у себя на ранчо,
пока не подрастете,
пока мудрости небесной
            и земной не наберетесь:
и над сильным бывает сильный.

Оставьте мне мою косовскую
                                              землю,
Не прикасайтесь к ней руками
                                     кровавыми.

                      Видовдан, 1998 год.

Перевод с сербского
Ильи Числова

 

Страница: 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20

Взгляд на события/История/Рубрики
почта

© 2005 "Дух христианина"

Сайт создан: 1 апреля 2005 г.